Необходимость эпизоотологического мониторинга гриппа типа А у домашних и диких птиц на территории Свердловской области и его результаты по данным 2017 года

Грипп птиц (птичий грипп) в XXI веке приобрел масштаб общенациональной проблемы. Это обусловлено тем, что данная инфекция причиняет огромный экономический ущерб птицеводству и приводит к уничтожению высокорентабельных ферм.

Кроме того, опасность птичьего гриппа обусловлена преодолением межвидового барьера от птиц к человеку, а также способностью вируса подтипа H5N1 к быстрой мутации, что, в свою очередь, может привести к появлению высококонтагиозных штаммов вируса, опасных для людей. В ряде стран регистрируются штаммы вируса гриппа птиц, вызывающие заболевание у человека [1].

Грипп птиц: что о нем известно
Грипп птиц – инфекционное заболевание, вызываемое одним из штаммов вируса гриппа А. Впервые этот штамм был обнаружен в Италии 100 лет назад. К настоящему времени описаны 16 подтипов вирусов гриппа птиц типа А по поверхностному белку гемагглютинину (Н) и 9 подтипов нейраминидазы (N), сочетание этих двух антигенов становится основой паспорта каждого вируса гриппа.
Периодически отмечается преодоление вирусами видового барьера, что сопровождается быстрой их эволюцией после перехода к новому хозяину, но, как правило, эти линии вирусов нестабильны. В передаче вирусов участвуют промежуточные хозяева (свиньи, куры и перепелки) [17].
Особенно высокой патогенностью отличаются подтипы Н5 и Н1.

Грипп птиц не вызывает эпидемий у диких птиц и протекает у них бессимптомно. У домашних птиц эта инфекция вызывает массовую гибель, особенно на птицефабриках и в других местах большой скученности поголовья.

Основными переносчиками гриппа птиц являются дикие утки. У этих птиц вирус размножается в слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта и с фекалиями выводится в водоемы, которые и служат резервуарами вирусной инфекции и источниками ее дальнейшего распространения [3].

Особое место в доминантной группе занимают такие синантропные птицы, как представители врановых Corvus frugilegus pastinator, Corvus frugilegus frugilegus, Corvus corone orientalis, Pica pica bactriana. Они не относятся к птицам водно-болотного комплекса, но при этом активно посещают прибрежные зоны, особенно в условиях селитебного ландшафта и агроландшафта. Выступая в роли переносчиков вируса гриппа А (ВГА), врановые, безусловно, представляют серьезную угрозу для домашних (кошки, собаки) и сельскохозяйственных животных [8].
По данным Всемирной организации здравоохранения животных (МЭБ), грипп птиц определяется как инфекция домашних птиц, вызываемая вирусом гриппа типа А. С учетом патогенности вируса грипп птиц подразделяют на высокопатогенный и низкопатогенный.

К вирусам высокопатогенного гриппа птиц (ВПГП) относят вирусы любого подтипа, у которых индекс внутривенной патогенности равен (или выше) 1,2; или вирусы, вызывающие при заражении птиц их гибель (более 75 %), с наличием базовых аминокислот в сайте разрезания гемагглютинина.

К вирусам низкопатогенного гриппа птиц (НПГП) относят вирусы подтипов Н5 и Н7, не отвечающие критериям, характерным для ВПГП (МЭБ) [2].
Наряду с высокой контагиозностью грипп птиц имеет тенденцию к глобальному распространению, может протекать в форме эпизоотий и панзоотий, охватывать значительные территории и наносить ощутимый экономический ущерб мировому птицеводству [3].

Диагностика гриппа птиц не представляет существенных трудностей, так как болезнь протекает с характерными симптомами. Диагноз ставят на основании эпизоотологических данных, клинических симптомов болезни, патолого-анатомических изменений и результатов обязательной лабораторной диагностики. Выделение вируса проводится в культуре клеток или в 9–11-дневных, свободных от патогенов куриных эмбрионах. Идентифицируют вирус с помощью РТГА, РДП, ИФА и ПЦР, а типируют в РТГА, используя панели специфических сывороток и антигенов [14].

До недавнего времени считалось, что вирус Н5N1 человеку не передается, однако способность данного вируса к мутации обусловила такую возможность. Случаи заражения людей от больных гриппом птиц регистрировались в ряде азиатских стран (Китай, Индонезия). Поэтому, по мнению многих ученых, существует опасность развития пандемии гриппа птиц [2, 4].

Основным природным резервуаром вируса гриппа типа А являются птицы из отрядов пластинчатоклювых и ржанкообразных (Anseriformes и Charadriiformes). В настоящее время ВПГП выделен от диких птиц множества отрядов: Columbiformes (голубеобразных), Galliformes (курообразных), Gaviiformes (гагарообразных), Gruiformes (журавлеобразных), Passeriformes (воробьиных), Pelecaniformes (пеликанообразных), Piciformes (дятлообразных) и Procellariiformes (буревестникообразных) [15].

Отмечены случаи заболевания у норок, экспериментально вирусами гриппа птиц также можно инфицировать свиней, африканских хорьков и обезьян [5].
Согласно критериям МЭБ грипп птиц имеет 21-суточный инкубационный период, но обычно он длится от нескольких часов до 3 суток (у отдельных особей – до 14 суток) и зависит от подтипа вируса, его дозы, пути заражения и вида птиц 5].

Заболеваемость птиц гриппом составляет от 80 до 100 %, а смертность – от 10 до 90 %, в зависимости от вирулентности штаммов вируса и условий содержания восприимчивого поголовья. Наиболее чувствительны к вирусу гриппа типа А цыплята и индейки. У кур заболевание при заражении высокопатогенными штаммами вируса часто протекает молниеносно, бессимптомно и приводит к 100 % летальному исходу [16].

Борьба с гриппом птиц проводится согласно Правилам по борьбе с гриппом птиц в редакции приказа Минсельхоза России от 06 июля 2006 г. № 195. Резервуар инфекции – дикие водоплавающие птицы. Важными факторами в распространении вируса гриппа являются расположение населенных пунктов на пересечении крупных миграционных путей водоплавающих и околоводных птиц и наличие водоемов [7].
За период с 2009 г. по 2013 г. вспышки высокопатогенного гриппа птиц в популяции домашних животных не диагностировались.

В 2014 г. были зафиксированы два очага высокопатогенного гриппа птиц на территории Алтайского края. Выделенный вирус идентифицирован как вирус подтипа Н5N1. В ходе мониторинга, проводимого Роспотребнадзором, в Республике Саха был выделен вирус подтипа Н5N8 в популяции диких птиц.

В 2016–2017 гг. в ряде субъектов РФ наблюдался резкий подъем заболевания домашних птиц ВПГП.

В 2016 г. очаги заболевания были зарегистрированы в Краснодарском крае, Республике Калмыкия, Ростовской и Астраханской областях. Впервые на территории РФ у птиц домашней популяции был выявлен новый серотип вируса Н5N8.

В 2017 г. очаги высокопатогенного гриппа птиц были обнаружены в Калининградской (в популяции диких птиц), Московской, Ростовской, Костромской, Нижегородской, Воронежской (в популяции диких птиц) и Самарской областях, в Краснодарском крае (в популяции диких птиц), республиках Чечня, Татарстан, Марий Эл, Удмуртия. Выделенные вирусы идентифицированы как серотипы Н5N8 и Н5N2 (Костромская область) [2–4, 12].

Актуальность проведенного нами исследования

Актуальность и практическая значимость проблемы гриппа птиц диктуют необходимость широкого подхода к эпизоотологическому мониторингу, что позволяет прогнозировать тенденции и закономерности развития эпизоотического процесса, разрабатывать научно обоснованные программы его ликвидации и не допускать распространения этого заболевания [13].

Такое контагиозное заболевание, как грипп птиц, способно нанести ощутимый ущерб экономике любой страны, и оно требует постоянного мониторинга популяций диких птиц в плане выявления их вирусоносительства; усовершенствования мероприятий по упреждению возникновения крупномасштабных эпизоотий; создания резервов биопрепаратов и научно обоснованного определения зон рисков для проведения профилактической вакцинации домашних птиц в личных подворьях [6, 10, 11].

Свердловская область – одна из крупнейших промышленных и сельскохозяйственных экономических территорий России с развитой инфраструктурой птицеводства.

К факторам, способствующим распространению гриппа птиц в Свердловской области, относятся факторы климатические (сезонность, погодные условия, количество осадков); географические (наличие рек и водоемов, характер населенного пункта); экологические (расположение населенного пункта на пути миграции перелетных птиц, наличие мест их стоянок и гнездования); антропогенные (отсутствие промышленных предприятий, сельскохозяйственное освоение земель, ограничение охоты на птиц, плотность населения, наличие птицеводческих хозяйств закрытого типа, открытый способ ведения птицеводства) [9].

Необходимость эпизоотологического мониторинга гриппа у домашних и диких птиц на территории Свердловской области определяют также следующие факторы:
1) факторы наибольшей значимости – наличие в населенных пунктах водоемов с местами стоянок и гнездования перелетных водоплавающих птиц (см. приведенную карту Свердловской области);
2) факторы высокой значимости – сельская местность с высокой плотностью населенных пунктов, наличие в регионе фермерских хозяйств и личных подсобных хозяйств с открытым содержанием птиц и птицеводческих предприятий с недостаточным уровнем технической оснащенности и недостаточным уровнем соблюдения ветеринарно-санитарных правил;
3) факторы низкой значимости – низкая плотность населения, отсутствие крупных птицеводческих предприятий, ограничение охоты на диких птиц, наличие охраняемых водоемов (в рыбхозах, заповедниках).

Цель исследования
Проведение в Свердловской области эпизоотологического мониторинга по результатам лабораторного выявления в сыворотке крови домашних и диких птиц возбудителя гриппа.

Результаты исследования
Ежегодно ветеринарными лабораториями Свердловской области в серологических реакциях методами ИФА и РТГА на определение титра антител к вирусу гриппа исследуется до 25 000 проб сывороток крови птиц (табл. 1).

Таблица 1. Результаты лабораторного выявления у птиц антител к вирусу гриппа, данные по Свердловской области за 2017 г.

Всего исследовано проб, ед. Методом ИФА Методом РТГА Результат исследования Напряженность иммунитета
23 189 22 569 620 Отрицательный 22 000

Нами проведен лабораторный мониторинг по гриппу домашних и диких птиц, а также по отрядам домашних птиц (табл. 2, 3).
При лабораторном исследовании проб на наличие возбудителей птичьего гриппа всех подтипов наряду с классическим серологическим методом применяется современный высокоспецифичный метод иммуноферментного анализа (ИФА). Тест-система ИФА, основанная на методе непрямого варианта ИФА, содержит антивидовой иммуноглобулин G кур (на нуклеокапсидный белок NP) и подходит для индикации антигемагглютинирующих антител ко всем 15 подтипам вируса гриппа птиц.

Используется также молекулярно-диагностический метод полимеразно-цепной реакции (ПЦР) на выявление возбудителя птичьего гриппа и идентификацию подтипов Н5 и Н7 с электрофорезной детекцией в агаровом геле и ПЦР в режиме реального времени.

По результатам лабораторных исследований положительных проб к вирусу гриппа птиц не выявлено (см. табл. 2, 3).
Одним из обобщающих показателей, характеризующих эффективность эпизоотической ситуации, является высокая напряженность иммунитета после вакцинации птиц против вируса гриппа, которая составила в среднем 80 % (табл. 4).

Таблица 2. Результаты лабораторного мониторинга по выявлению гриппа у домашних и диких птиц, данные по Свердловской области за 2017 г.

Вид птиц Домашние птицы Дикие птицы Итого
Количество исследованных проб, ед. Всего 22,869 320 23,189
На птицефабриках 22,569 22,569
В индивидуальном секторе 300 320 620
Метод РТГА Количество исследованных проб, ед 300 320 620
Из них выявлено положительных проб, ед
Метод ИФА Количество исследованных проб, ед 22,569 22,569
Из них выявлено положительных проб, ед
Напряженность иммунитета Количество исследованных проб, ед 22,000 22,000
Из них выявлено положительных проб, ед Больше 80% 19,998 19,998
Меньше 80% 2002 2002

Таблица 3. Результаты лабораторного мониторинга по выявлению гриппа типа А, ранжированные по отрядам домашних и диких птиц, данные по Свердловской области за 2017 г.

Вид птиц Домашние птицы Дикие птицы Итого
Количество исследованных проб, ед. Всего 22,869 320 23,189
На птицефабриках 22,569 22,569
В индивидуальном секторе 300 320 620
Метод РТГА Количество исследованных проб, ед 300 320 620
Из них выявлено положительных проб, ед
Метод ИФА Количество исследованных проб, ед 22,569 22,569
Из них выявлено положительных проб, ед
Напряженность иммунитета Количество исследованных проб, ед 22,000 22,000
Из них выявлено положительных проб, ед Больше 80% 19,998 19,998
Меньше 80% 2002 2002

Таблица 4. Результаты исследования у домашних птиц напряженности поствакцинального иммунитета к вирусу гриппа типа А, данные по Свердловской области за 2017 г.
табл-1-3

Выводы
Линия тренда, выведенная аппроксимацией динамики лабораторных исследований за 2017 г. в программе Microsoft Excel 2010, свидетельствует, что прогноз эпизоотической ситуации по гриппу птиц в Свердловской области представляется благоприятным.
Вакцинация в нашей области используется как один из элементов всесторонней программы по искоренению заболевания, а своевременный серологический контроль – как наиболее эффективный путь защиты птицепоголовья от вирусных инфекционных заболеваний и контроля над вирусом.
Система мониторинга гриппа птиц на общероссийском уровне должна включать:

  • отслеживание циркуляции вируса гриппа птиц в точках пересечения миграционных путей диких водоплавающих птиц на территории Екатеринбурга и Свердловской области;
  • ежеквартальное обследование птиц, содержащихся в зооуголках (зооуголки следует приравнивать к птицеводческим хозяйствам закрытого типа);
  • двукратное обследование птиц в зоопарках, личных подсобных хозяйствах и голубятнях, зарегистрированных на территории Екатеринбурга и Свердловской области;
  • ветеринарное обследование живых птиц, поступающих на территорию региона;
  • усиление контроля над соблюдением ветеринарно-санитарных правил и зоогигиенических норм содержания птиц в хозяйствах всех уровней.

Авторы:

Н. В. Садовников, доктор ветеринарных наук, профессор ФГБОУ ВПО «Уральский государственный аграрный университет» (ФГБОУ ВПО «УрГАУ»), Екатеринбург

О. Г. Петрова, доктор ветеринарных наук, профессор ФГБОУ ВПО
«УрГАУ», Екатеринбург

Библиографические ссылки
1. Атлас вспышек высокопатогенного гриппа птиц на территории Российской Федерации / В. М. Гуленкин, В. Н. Ирза, А. В. Фролов [и др.] Владимир, 2018. 553 с.
2. Бакулин В. А. Болезни птиц. Санкт-Петербург, 2006. С. 76–91.
3. Белоусова Р. В., Преображенская Э. А., Третьякова И. В. Ветеринарная вирусология. Москва, 2007. 300 с.
4. Воронин Е. С. Насколько опасен грипп птиц для человека? // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: сб. материалов науч.-практ. конф. Москва, 2007. С. 20.
5. Гулюкин М. И., Грошева Г. А., Тихонова З. В. Основные задачи борьбы с гриппом птиц // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: сб. материалов науч.-практ. конф. Москва, 2007. С. 80.
6. Джавадов Э. Д. Возможности вакцинопрофилактики гриппа птиц // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: сб. материалов науч.-практ. конф. Москва, 2007. С. 55.
7. Закомырдин А. А. Дезинфекция при гриппе птиц (Профилактика распространения гриппа птиц) // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: сб. материалов науч.-практ. конф. Москва, 2007. С. 139.
8. Изоляция вирусов гриппа А от диких птиц и ондатры в западной части Восточно-Азиатского миграционного русла / Д. К. Львов, Т. И. Алипер, Е. А. Непоклонов [и др.] // Вопросы вирусологии. 2001. № 4. С. 35.
9. Маловастый К. С., Шараевская И. М. Поствакцинальный иммунитет птицы к гриппу // Птицеводство. 2007. № 5. С. 23
10. Изучение некоторых биологических свойств изолятов вирусов гриппа, выделенных в Московской области и Республике Тыва / А. С. Казарян, А. В. Луницын, А. Т. Кушнир, М. Ю. Щелкано [и др.] // IV Международный ветеринарный конгресс по птицеводству : сб. материалов. Москва, 2008. С. 105.
11. Каверин Н. В., Смирнов Ю. А. Межвидовая трансмиссия вирусов гриппа А и проблема пандемий // Вопросы вирусологии. 2003. № 2. С. 4–10.
12. О циркуляции вирусов гриппа А и падеже птиц на юге Центральной Сибири / А. П. Савченко, В. И. Емельянов, П. А. Савченко [и др.] // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2012. № 5 (87). С. 310–315.
13. Применение фоспренила для профилактики и терапии при ТГС / А. В. Деева, Н. К. Мищенко, Т. П. Лобова [и др.] // Ветеринария. 2002. № 2. С. 12–15.
14. Применение фоспренила. Механизмы повышения продуктивности, профилактического и терапевтического действия / А. В. Деева, Р. В. Белоусова, JI. JI. Данилов [и др.] // Ветеринария. 2004. № 11. С. 9–13.
15. Применение фоспренила при острых вирусных инфекциях телят / А. В. Деева, Т. Н. Ракова, Т. П. Лобова [и др.] // Ветеринария. 2004. № 6. С. 15–17.
16. Сахарчук И. И. Вирусные заболевания (клиника, диагностика, лечение). Киев, 2007. С. 232
17. Средства и методы лабораторной диагностики и профилактики гриппа птиц / Д. В. Колбасов, Б. В. Новиков, А. Т. Кушнир, М. М. Зубаиров // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: сб. материалов науч.-практ. конф. Москва, 2007. С. 72.


Уралбиовет
Опубликовал Уралбиовет Апрель 27, 2020 17:25